№ 11, ноябрь 2010, Механика бизнеса/Технологии - "МЯГКАЯ ПОСАДКА"
Как использовать легальный софт и не пойти по миру

 

Еще недавно — в середине прошлого года — все, кто в силу служебных обязанностей или по зову сердца искренне переживает из-за массового распространения в России контрафактного программного обеспечения, праздновали победу. По данным международной организации Business Software Alliance (BSA), ведущей войну с «пиратами» по всему миру, уровень использования в России нелицензионного софта снизился по итогам 2008 года до 68%. А ведь еще в 2004-м этот показатель составлял удручающие 87%!
Производители ПО потирали руки, принимавшие активное участие в «зачистке» корпоративного рынка милицейские чины рапортовали начальству о достижениях и получали новые звездочки на погоны, а журналисты предрекали скорое и всеобъемлющее «обеление» российского рынка программ. Мало того, в ответ на вопросы о том, не изменится ли ситуация на фоне кризиса, авторитетные эксперты уверяли: все в порядке, бизнес уже привык пользоваться легальным софтом, процесс «пошел», и никакой кризис его не остановит.
Но уже сейчас можно утверждать: вероятность того, что на этот раз похвастаться будет нечем, весьма велика. «Сегодня по уровню пиратства мы откатились на три года назад, — категорично заявляет директор по маркетингу, рекламе и PR компании Softkey Татьяна Цветкова. — То есть сейчас по общему положению дел в сфере ИТ Россия находится в том же состоянии, что и в 2006 году».
Согласно исследованию компании HeadHunter, подготовленному по итогам опроса экономически активных жителей России в сентябре этого года, только 45% сотрудников российских фирм используют в работе исключительно лицензионный софт, 44% респондентов одновременно пользуются лицензионными и «левыми» программами, оставшиеся 11% «сидят» на нелицензионном ПО.
«С одной стороны, у наших потребителей себестоимость ПО воспринимается как затраты на создание копии диска, - поясняет Вячеслав Тихонов, начальник отдела системной интеграции компании «ЛАНИТ-Поволжье».- Потребитель не осознает того, во сколько производителю реально обходится разработка и создание программного продукта. Поэтому он себя ощущает в некотором роде обманутым. С другой стороны, в России очень мало потребителей, которые бы использовали весь тот функционал, который заложен производителем в ПО».
«Проблема также в том, что многие руководители просто неправильно оценивают риски, которым они подвергают себя и свой бизнес при использовании нелицензионного ПО (проверки, вирусы в нелицензионном софте, нет контроля над персоналом в том числе), – продолжает Антон Елисеев, технический директор ГК «Инталев». - Доходит до анекдота – люди «стреляют из пушки по воробьям». Очень яркий пример – в организации устанавливают пиратский Adobe Photoshop, чтобы просто убрать «красные глаза» с фотографии и сделать какую-то небольшую обрезку. Абсолютно легально это можно сделать, запустив встроенные средства Windows, а также более расширенные утилиты, если есть MS Office».
Отчасти нежелание предпринимателей легализовывать софт можно объяснить тем, что большинство не задумывается о рисках просто потому, что не видит или не понимает разницы между легальным и нелегальным ПО. По данным HeadHunter, 92% респондентов, работающих с пиратским софтом, отметили, что они не испытывают никаких проблем с использованием нелицензионных программ на работе. Более того - большинство респондентов довольны использованием нелицензионного ПО и с точки зрения производительности, только 7% опрошенных сказали, что пиратский софт тормозит их работу. «Показательно, - отмечают в HeadHunter, - что все до одного топ-менеджеры заявили, что не видят разницы использования лицензионного и нелицензионного ПО». А ведь именно они и принимают решение о том, какой софт использовать.
 
Крепкая хватка
 
Массовый переход российского малого и среднего бизнеса в лоно легального софта начался 2–3 года назад. А главным стимулом к легализации стала повышенная активность органов внутренних дел, особенно в регионах. Сначала власти на самых разных уровнях пообещали мировому сообществу решить очевидные проблемы с защитой интеллектуальной собственности в стране. А следом начались массовые проверки. Да и милиционеры вдруг выяснили, что для «бесед» с предприятиями есть еще один превосходный повод. Как развивались события дальше, читатели «Бизнес-журнала» хорошо осведомлены. Оказавшимся под подозрением фирмам либо приходилось решать проблемы «неформально», что выливалось в значительные финансовые потери, либо — на практике осваивать все прелести официальной «показательной порки», сопровождавшейся, как правило, изъятием компьютерной техники в качестве вещественных доказательств. Быстро научились отличать пиратский софт от легального и судьи.
Однако доля нелегального софта в России снова растет. «В 2008 году, — вспоминает руководитель отдела корпоративных интернет-решений компании Softline Антон Салов, — когда государство активно заинтересовалось устранением пиратского ПО в коммерческих организациях, объем российского рынка лицензионного программного обеспечения вырос на 26%. Но с учетом экономической ситуации в стране в 2009-м эти показатели упали. В период кризиса многие компании пытаются экономить на всем, в том числе и на лицензионном ПО: некоторые готовы идти на юридический риск».
Как реагировало государство на возобновление софтверной вакханалии? Многие игроки рынка программного обеспечения полагают, что объявленная два года назад контрафактному ПО война практически прекратилась. По одной из версий, с самых «верхов» прозвучала мягкая рекомендация не добавлять проблем и без того оглушенным экономической депрессией предприятиям.
«В прошлом году государство несколько ослабило контроль за легальностью ПО, — признает управляющий директор «Лаборатории Касперского» в России Сергей Земков, — и количество проверок резко сократилось. Отчасти это связано с призывом правительства «не кошмарить бизнес». Отчасти же — с тем, что у правоохранительных органов нашлись более серьезные задачи». Согласна с таким выводом и Татьяна Цветкова. По ее словам, ослабление «хватки» государства особенно заметно по сравнению с 2008 годом.
Однако председатель российского комитета BSA Екатерина Громова возражает: согласно официальной статистике МВД РФ, только на конец ноября 2009 года сотрудниками правоохранительных органов было выявлено 6 926 преступлений, связанных с нарушением авторских и смежных прав, причем 3 237 уголовных дел были направлены в суд. «Для сравнения: за тот же период 2008 года эти данные составляли 4 852 и 3 310 соответственно», — поясняет Громова.
Весьма характерный пример — нашумевшее в конце 2009 года дело. Две компании из Ростова не только оказались оштрафованы на суммы с шестью нулями, но и вынуждены были совершить закупки лицензионного ПО на сумму в одном случае равную размеру штрафа, а во втором — вдвое превышающую его.
Однако, говорит Вячеслав Тихонов, по его информации, «карательные меры все же применяются достаточно редко, в самых запущенных ситуациях». А Антон Елисеев обращает внимание на то, что «дурной пример заразителен»: в основной массе самих госорганов до сих пор тот же хаос и отсутствие лицензий».
 
 
Спецпредложение
Разумеется, далеко не все ПО в равной мере приобретается небольшими компаниями на «развале» в ближайшем подземном переходе или на радиорынках. По словам Екатерины Громовой, в последние два года наблюдается любопытная тенденция: по основным категориям продуктов, которые используются практически на всех предприятиях (прежде всего в сегменте операционных систем) российские фирмы зачастую способны доказать если и не полное, то уже довольно значительное покрытие лицензиями. Однако в сегменте специализированных продуктов ситуация хуже.
Готовы ли производители и поставщики программных продуктов поддержать корпоративных клиентов, предложив им льготные условия покупки лицензий?
— Многие производители программного обеспечения, помимо рассрочки, предлагают скидки по закупке ПО и специальные условия для различных индустрий или типов предприятий, предоставляя компаниям более гибкие модели легализации, — уверяет Екатерина Громова.
Что же, выход вполне разумный. Тем более что, по словам Сергея Земкова, многие производители ПО констатировали спад продаж на 50% и более. В среднем же по российскому рынку ПО продажи упали на 40%. Так что сегодня лучше уж предлагать отечественному бизнесу программные продукты со скидкой или в рассрочку, чем сидеть у разбитого корыта и обвинять во всем «Веселого Роджера». Вот только реально ощутимого снижения цен не произошло.
Действительно, купить некоторые программные продукты сегодня можно дешевле (или как минимум выгоднее), чем до кризиса. Так, льготные предложения на рынке представили многие производители антивирусов и систем бухучета. Да и Microsoft предлагает свои наиболее популярные продукты малому и среднему бизнесу в рассрочку на три года. Однако цены, по мнению руководителей небольших компаний, все равно кусаются. Вячеслав Тихонов подтверждает, что не было заметно, чтобы производители ПО снижали цены.
Как бы то ни было, софт несильно подешевел, а кара за применение пиратских программ остается весьма суровой. Есть ли выход?
 
Альтернативы
 
«Нижегородский Бизнес-журнал» уверен, что делать бизнес по-честному — лучше всего. Странно было бы ожидать от издания вывода о том, что «чуть-чуть» подворовывать в условиях кризиса — можно, поскольку сэкономленные деньги пойдут на решение «более высоких» задач вроде сохранения коллектива или жизнеспособности компании в целом. Но что делать, если без компьютеров (а значит, и без программ) не обойтись, а средств не хватает?
Сегодня многие вендоры ПО, помимо платных, предлагают еще и бесплатные, ознакомительные версии своих продуктов. Но вот беда: чаще всего функционал таких версий ограничен, а использовать их можно лишь в течение непродолжительного времени.
Куда более демократичной с этой точки зрения является все более популярная категория программного обеспечения с открытым кодом. А если проще — свободное ПО (СПО). Главный плюс таких программ в том, что они в подавляющем большинстве случаев и, правда, бесплатны. А потребитель получает полноценные системы, обладающие схожими с платными аналогами свойствами.
Правда, и здесь обнаруживаются проблемы. «По нашим данным, — говорит Татьяна Цветкова, — сегодня не более 5% компаний использует исключительно открытое ПО. Одна из причин — высокие требования к профессиональным навыкам системных администраторов компаний для настройки и обслуживания этого типа ПО. Кроме того, профессиональные программные продукты для решения деловых задач часто несовместимы с платформой Linux[1]».
Действительно, нередко внедрение свободного ПО тормозится даже в простейших случаях, когда предпринимаются попытки заменить бесплатными аналогами коммерческие офисные пакеты для работы с текстами и таблицами. Сотрудники просто отказываются переходить на незнакомые продукты! Впрочем, в нынешних условиях «бунт» легко подавить. Не те времена.
Кроме самого известного продукта с открытым кодом, операционной системы Linux, по такой модели распространяется практически весь необходимый в каждодневной деятельности компании софт. Найти полноценную, а главное — бесплатную замену дорогим коммерческим продуктам можно практически всегда.
Так, альтернативой офисному пакету от Microsoft может стать комплект OpenOffice, обладающий сходным функционалом. А тем, кто много работает в графических редакторах, стоит обратить внимание на аналог Photoshop — программу Gimp или векторный редактор Inkscape.
В качестве веб-браузера можно использовать Mozilla Firefox, а стандартный Outlook заменить, например, на Thunderbird. Традиционному же WinRAR можно подобрать замену в лице архиватора 7Zip. Ну, а если не хватает денег на лицензионный антивирус, есть смысл присмотреться к бесплатному пакету с открытым исходным кодом Clam AntiVirus.
Было бы ошибочным считать, что бесплатные аналоги можно подобрать только для относительно несложных программ, используемых в офисе. Есть решения с открытым кодом и в таких «серьезных» классах программ, как CRM (решения для управления отношениями с клиентами) и даже ERP (системы комплексной автоматизации предприятий).
 «Но открытое ПО – это палка о двух концах, - говорит Антон Елисеев. - Оно может легко закрывать начальные потребности бизнеса, но при этом, когда необходима кастомизация и масштабируемость, резко возрастает цена внедрения и поддержки. Ведь производитель открытого ПО зарабатывает на дальнейшей поддержке и написании решений «под заказчика». Проблема в том, что зачастую специалисты, владеющие «открытым ПО», обходятся компании значительно дороже. Кроме того, специалистов, которые будут потом разбирать эти «дебри» и проводить аудит, а затем и менять что-либо, будет уже значительно сложнее искать».
Итак, все же варианты есть. Разумеется, не все альтернативы одинаково удобны. Да и привычка использовать хорошо знакомые коммерческие приложения стала второй натурой для миллионов пользователей по всей стране. Если тексты – то Word, если таблицы – то Excel, если презентации, то уж обязательно Power Point. Но в условиях экономии приходится чем-то поступаться. А если так, лучше пожертвовать удобством, чем деньгами, временем, а то и свободой. «Каждому руководителю, на мой взгляд, необходимо озаботиться тем, что у него приобретено и насколько функционально используется, а также периодически проводить аудит, - рекомендует Антон Елисеев. - Для этого подойдут как отчеты  системного администратора (он тоже за это отвечает), так и услуги внешних консультантов. Было очень много случаев, когда оказывалось, что более 70% ПО на рабочих компьютерах просто не нужно – это занимает ресурсы и «увеличивает объем дела» при проверке».
 


[1]     Linux — свободно распространяемая операционная система, обладающая достаточным функционалом для решения всех повседневных задач, как для частного, так и бизнес-пользователя.

Смотри также:
© Нижегородский Бизнес Журнал
Тел.: (831) 296-09-70, 296-09-71, 296-09-72, 411-52-98
ул. Горького, 117, оф. 510 (БЦ «Столица Нижний»)