№7-8, июль-август 2010, Механика бизнеса/Лица - "ГЛАВНЫЕ ПО ПЕЧАТИ"
Кому и зачем нужны персональные книги, как после кризиса «оживает» рынок печати, как будет выглядеть офисная техника будущего и почему электронный документооборот приводит к увеличению объемов печати, мы поговорили с главой Xerox Россия Владимиром Лавровым и директором по партнерским операциям компании Александром Подколзиным.

 

- Владимир, недавно вы открыли издательско-полиграфический комплекс в ННГУ им. Н.И. Лобачевского. Скажите, сотрудничество с вузом - это разовый проект для компании или полноценное направление деятельности?
 
- Не секрет, что конкуренция между вузами существует уже сейчас, и в будущем, в связи с низкой рождаемостью в стране, она будет только усиливаться. В итоге студенты будут выбирать только те образовательные учреждения, которые отвечают современным требованиям к организации научной деятельности и учебного процесса. Учитывая, что одним из основных конкурентных преимуществ современного учебного процесса является доступность информации, вузы обратили свое внимание на внедрение новых технологий в процесс ее создания, хранения, поиска и тиражирования. И вот тут мы столкнулись с необходимостью показывать и доказывать руководству вузов перспективность своих технологий. Мы опирались на свой многолетний зарубежный опыт работы, на экспертизу в сфере печати по требованию, цифровых технологий, управления документами, на понимание особенностей российского рынка. Сейчас, спустя несколько лет, думаю, не ошибусь, если назову сотрудничество с вузами и библиотеками полноценным и одним из важнейших направлений деятельности Xerox сегодня.
 
- Сколько подобных проектов уже удалось реализовать?
 
- Только в прошлом году нами было реализовано более 50 различных проектов в сфере образования, и все они так или иначе были связаны с созданием архивов, электронных библиотек, внедрением печатных комплексов. Уверен, что количество таких проектов будет расти. Так, сейчас мы ведем переговоры более чем с 300 вузами и библиотеками.
 
     
- С какими трудностями в работе с вузами и библиотеками Вы сталкиваетесь? Предполагаю, что самым сложным является процесс оцифровки архивов.
 
- Это трудоемкий процесс, и, безусловно, самая сложная часть внедряемого в вузы комплекса услуг – «печать по требованию». У нас есть скоростные сканеры, которые позволяют быстро и, что самое важное, бережно сканировать даже редкие древние фолианты. Задача по переводу фондов библиотек и вузов в цифровой вид – одна из важнейших, она стоит перед всеми библиотеками страны, в том числе перед Президентской библиотекой им. Б.Н. Ельцина и Российской государственной библиотекой. Решение этой задачи позволит в будущем открыть доступ к ценным фондам для всех желающих. Любой пользователь сможет получить доступ, например, к раритетному изданию 16-го века, а с помощью технологии «печати по требованию» получить его персональный экземпляр и использовать в своей работе.
 
- Заинтересованность в печати по требованию уже высказали в СМИ некоторые издательства. Вы уже ведете переговоры с издательствами? С кем-нибудь удалось договориться? 
 
- Да, мы ведем переговоры как с московскими и питерскими, так и с региональными издательствами и крупными книжными сетями. Возможно, уже в этом году начнем реализацию первого проекта.
 
- Говоря о внедрении технологии «печати по требованию» в вузы и библиотеки, можно легко представить себе, как это будет выглядеть: у них есть стационарная площадка, где можно установить печатные машины. А как может быть реализована эта технология в случае с издательствами?
 
- По сути, этот рынок сейчас только зарождается, и как физически это будет реализовано, зависит в основном от желания и фантазии заказчика. Издательство, например, может разместить печатный комплекс на своих площадях и работать по принципу интернет-магазина: покупатель, сидя дома, выбирает в электронной базе нужную ему книгу, ее дизайн и формат, размещает заказ и получает его с курьером. Это совершенно новая идеология, и где будет физически находиться центр печати – уже совершенно не важно. Комплекс может быть установлен и в книжном магазине, куда покупатель может прийти, чтобы напечатать свой персональный экземпляр книги. Наши технологии при этом предусматривают защиту авторских прав от несанкционированного доступа к книгам и их распечатки.
 
- А как выглядят персональные книги «на выходе»? Судя по всему, речь идет не о банальной распечатке из электронной библиотеки?
 
- Это абсолютно реальная книга – склеенная и с обложкой, ничем не отличающаяся от традиционных книг, напечатанных офсетным способом.
 
- В чем выгода издательств при использовании этой услуги?
 
- В повышении эффективности распространения книг и снижении рисков.
Конкурент данной технологии – офсет, но он предполагает печать заранее запланированного объема: произвести одну книжку на офсете слишком дорого и сложно. Сейчас происходит так: издательство печатает сигнальный тираж и направляет его на реализацию в книжные сети. А если книга не продается, то невостребованные тиражи приходится отправлять на склад. Издательство теряет деньги, затраченные на печать, и увеличивает расходы на хранение. Печать по требованию позволяет создать 1 книгу или много-много разных единичных или малых тиражей, что дает возможность измерить первичный спрос и решить, допечатывать тираж или нет. С помощью этой технологии издательства могут освоить новый перспективный сегмент – продажи через интернет и таким образом получить доступ к огромному количеству новых клиентов.
 
- Давайте поговорим о рынке печати в целом. Владимир, в своих интервью вы говорили, что компании Xerox в России в период кризиса удалось даже немного увеличить свою долю на рынке. Насколько? На какие данные опираетесь? За счет чего произошло увеличение? Какое из ваших направлений пострадало от кризиса меньше всего и почему?
 
- Благодаря наличию партнерской сети, которая охватывает все регионы России, у нас есть возможность давать собственные оценки текущей ситуации на рынке. К тому же мы опираемся на официальные данные исследовательских компаний, в частности, на данные IDC. Согласно им, в прошлом году по общему объему инсталляций мы увеличили долю на рынке на 1%, тем самым, упрочив свои позиции. В корпоративном секторе наиболее уверенно себя чувствовал сегмент госструктур. А вот по «среднему офису» кризис ударил сильно: многие инвестиционные проекты были заморожены или отложены до середины года, соответственно, и спрос на устройства среднего ценового сегмента снизился. В новом для России направлении деятельности – аутсорсинг документоемких процессов – наблюдался рост.
 
- А каковы перспективы «домашнего сегмента»? Что его ждет в ближайшем будущем? Какие предложения в этом сегменте необходимы, на ваш взгляд, для его развития, привлечения большего числа покупателей?
 
- Рынок персональных устройств считается в компании стратегическим. Для нас это возможность повысить узнаваемость компании, интерес к ней и ее продукции за счет массовости продаж. Речь идет о сотнях тысяч устройств. Между тем, аудитория «домашнего сегмента» весьма разнородна: по социальному статусу, возрасту, отношению к новинкам и т.д. Различаются и ее потребности: кто-то покупает персональные устройства для дома, а кто-то – для офиса. Конкуренция в этом сегменте очень высока, и она заставляет производителей постоянно совершенствовать свои устройства, делая их более дешевыми и компактными и при этом более функциональными и интересными с точки зрения дизайна. Каждый вендор старается привлечь потребителей определенным преимуществом. Мы уделяем особое внимание цветной печати и постоянно работаем над новыми технологиями, позволяющими снизить стоимость цветного отпечатка для покупателей с одновременным улучшением ее качества. Вы, наверное, заметили, что стоимостные границы техники для обычной и полноцветной печати постепенно стираются. В этом в том числе и наша заслуга.
 
- Как вы оцениваете позицию компании на рынке домашних устройств?
 
- По объему инсталлированных устройств в «домашнем» сегменте компания занимает около 13% рынка. С этой долей мы находимся на третьем месте после HP и Samsung.
 
- Чем вы уступаете своим главным конкурентам?
 
- Практически ничем.
 
- И все-таки – третьи?
 
- Xerox пришел в «домашний» сегмент сравнительно недавно. Еще десять лет назад производство и продажа персональных устройств не являлись для компании приоритетными направлениями деятельности. Мы всегда делали ставку на промышленную печать, в этой сфере компания - безоговорочный мировой лидер: 22% полноцветных отпечатков в мире делается на оборудовании Xerox.
Вместе с тем рынок менялся, и Xerox принял стратегически важное решение об освоении сегмента домашних устройств. В связи с этим свое сегодняшнее третье место на этом рынке мы считаем почетным. Да и, в конце концов, никто не собирается останавливаться на достигнутых результатах…
 
- Какова ситуация с офисными инсталляциями? Вы сказали, что заказчики из среднего ценового сегмента пострадали в кризис наиболее сильно…
 
- Как ни парадоксально, но именно наиболее пострадавший из-за кризиса средний офисный сегмент (general market) начал восстанавливаться быстрее других: сработал механизм отложенного спроса. Уже в четвертом квартале 2009 – начале 2010 года рост реализации печатных устройств составил, в зависимости от региона, от 60 до 120%. Мы начали множество новых проектов с компаниями general market, и считаем этот сегмент очень перспективным.
Специально для удовлетворения потребностей наших заказчиков в недорогой и качественной печати мы выпустили на рынок целый ряд технологичных новинок. В первую очередь, это машина Xerox ColorQube, работающая по инновационной твердочернильной технологии. Она позволяет при сохранении высокого качества полноцветной печати максимально снизить ее себестоимость. Уверен, твердочернильные машины полностью перевернут представление заказчиков о полноцветной печати. Применяем мы и светодиодные технологии в печати. Сейчас о них очень много говорят, в стране идет постепенный переход на энергосберегающее производство, для освещения также предполагается использование светодиодных, а значит, практически вечных и при этом дешевых технологий. Мы, разрабатывая свои устройства, не отстаем от этой тенденции. Xerox всегда был и планирует в дальнейшем оставаться технологическим лидером на рынке, несмотря ни на что, в том числе и на кризис. Мы всегда будем инвестировать в новые разработки и перспективные технологии. 
 
- А как компания Xerox смотрит на проблему контрафактных картриджей?
 
- Действительно, в период кризиса по понятным причинам наблюдался всплеск выпуска контрафакта. И государство усилило борьбу с ним. Было выявлено и закрыто несколько крупных точек производства в Москве, на Урале, в Поволжье. Мы оказываем информационную поддержку ведомствам, которые ведут борьбу с нечестными производителями – консультируем, предоставляем информацию. Также со своей стороны мы тщательно контролируем каналы поставок, чтобы не допустить «серые» поставки из одного региона в другой. Думаю, уже скоро эта проблема будет стоять не так остро.
 
 
- Возможно, эта проблема отпадет сама собой: люди просто перестанут печатать, а коммуникации перейдут в электронный вид. Развитие технологий ведет к исчезновению ряда устройств или к снижению их популярности. Например, работа с факсами уже не является предметом первой необходимости, как 10-15 лет назад. То же самое можно сказать и про копирование. Необходимость принтера для домашних пользователей тоже снижается - показывать друзьям фотографии и документы гораздо проще, отправив их по электронной почте. Как вы думаете, приведет ли развитие электронного документооборота в долгосрочной перспективе к падению популярности МФУ и принтеров? Если да, то что в этом случае планирует предпринять Xerox? Как вы собираетесь адаптироваться к новым реалиям?
 
- Вот уже много лет бытует мнение, что электронный документооборот должен привести к сокращению объемов печати и печатных устройств соответственно. Но как показывает практика, система электронного документооборота, напротив, увеличивает объемы печати в несколько раз. По мировой статистике и по данным наших заказчиков – в среднем в 5 раз. Так, например, в мае мы были в Твери, посещали областное Законодательное Собрание, там была внедрена система электронного документооборота, в результате чего объем печати увеличился в 6 раз!
Теоретически число отпечатков должно уменьшаться, практически – все наоборот. Я думаю, это связано с тем, что человеку все-таки удобнее работать с документами в печатном, а не в электронном виде. А так как с переходом в «цифру» информация становится доступнее, то и потребность ее распечатывать возрастает. В любом случае развитие электронного документооборота нас не пугает: мы не занимаемся только печатью, наша специализация - управление документами, в каком бы формате они ни были представлены.
 
- Расскажите подробнее об услугах по управлению документоемким процессами, которые предоставляет Xerox. Вы же предлагаете их аутсорсинг?
 
- Мы оказываем 3 группы услуг по аутсорсингу. Во-первых, это аутсорсинг офисной инфраструктуры. Мы берем на себя весь процесс производства документов: поставляем заказчикам необходимое для документооборота оборудование, затем контролируем его работу и ведем мониторинг эффективности использования, что позволяет нам оценивать экономический результат в конце конкретного периода.
Второе направление - это аутсорсинг бизнес-процессов. В этом случае речь идет о более сложном продукте, потому что заказчику требуется не только оптимизировать работу с техникой, но и решить самые разные задачи: преобразовать информацию из одного вида в другой, составить счета и пр.
И наконец, третья группа - производство массовой документации. Мы обрабатываем и производим большие объемы информации, осуществляем коммуникации, организовываем доставку тех или иных материалов.
Доля аутсорсинга в структуре доходов компании пока не очень велика – около 15%. Но направление интенсивно развивается. Во время кризиса спрос на услуги аутсорсинга существенно вырос: наши клиенты поняли, что таким образом можно значительно экономить.
 
- Александр, расскажите, пожалуйста, о позициях и планах компании в нижегородском регионе.
- Нижний Новгород входит в число наиболее экономически интересных регионов для Xerox. Это крупный научный и промышленный центр. При этом Нижний Новгород нельзя рассматривать в отрыве от Поволжья. Наряду с Казанью и Самарой, это наиболее приоритетный для нас рынок в ПФО. Сейчас мы рассматриваем возможность открытия в одном из городов Поволжья еще одного своего представительства. Мы чувствуем, что рынок «оживает», причем именно в тех сегментах, которые больше других пострадали от кризиса: средний офис, машиностроение, металлургия, строительство. Мы предлагаем им решения для оптимизации бизнес-процессов, а также широкий спектр оборудования. Прежде всего, это широкоформатные системы для строительных организаций, проектных институтов и конструкторских бюро; а также полноцветные типографские машины для типографий и вузов. Последнее является одним из ключевых направлений нашей деятельности. 
 
- Александр, а как Вы оцениваете долю Xerox на рынке Поволжья?
 
- Ни одно рейтинговое агентство не оценивает долю того или иного вендора в конкретном регионе. Мы пытаемся делать это своими силами - с помощью экспертных оценок наших партнеров по всей стране. Учитывая, что некоторые из них работают с разными вендорами, у нас есть возможность мониторить нашу долю в объемах продаж партнеров и отслеживать динамику доли конкурентов. Однако эти данные нельзя назвать на 100% репрезентативными.
 
 

Смотри также:
© Нижегородский Бизнес Журнал
Тел.: (831) 296-09-70, 296-09-71, 296-09-72, 411-52-98
ул. Горького, 117, оф. 510 (БЦ «Столица Нижний»)